Кристоф Гийорме, французский дизайнер известный своими платьями для Каннского фестиваля, посетил Azerbaijan Fashion Week и, конечно же, коллектив igo.az не мог не побеседовать с ним о моде и нашем городе. Кристоф оказался очень позитивным и дружелюбным человеком, который просто не может не понравится. Представляем вашему вниманию интервью с Кристофом.

465a7865

Здравствуй Кристоф, в первую очередь хочу поздравить тебя с показом в Баку, добро пожаловать в Азербайджан. Поделись своими впечатлениями о Баку.
— По правде говоря, в начале, я немного боялся приезжать сюда. Думал, что это очень маленький город, менее развитый. Но когда я приехал в аэропорт, уже сам аэропорт — великолепное зрелище. Потом уже посмотрел город: музеи, Flame towers. Старый город (İçəri Səhər) с его узкими улочками — это великолепное слияние архитектуры востока и запада. Все очень красиво, почти Париж. Я должен признаться, у меня был шок. И я рад, что приехал. Мне повезло открыть для себя великолепные рестораны. Например ресторан Шуша. Азербайджанская кухня — это что-то. Я влюбился. Мы были во дворце Ширваншахов, а также в великолепном центре Гейдара Алиева. Я изумлен, правда. Архитектура, стиль, кухня. Я представлял себе что-то более в стиле Узбекистана или Ирана. В действительности же, это совсем не так.

Расскажи немного о себе, ты всегда хотел стать дизайнером или нет?
— Мне кажется что профессия дизайнера — это немного как вступить в религию. Когда ты маленький Бог моды тебе передает мысль что ты будешь создавать. И это такая профессия, когда ты постоянно занят, очень много работы. И иногда нужно заканчивать что-то буквально за пять минут до начала показа. Нужно быть очень сосредоточенным. И это как религия. Я был на крючке сразу и вот, сейчас я занимаюсь этим. (Смеется)

А что думала твоя семья? Как они отнеслись к этому желанию?
— Мне кажется в самом начале они думали: «Это пройдет с годами». Думали что я поменяю планы. Они хотели чтобы я занялся экономикой или финансами. Но я не передумал и не сдавался. Мне кажется, особенно в мире моды, нужно быть очень решительным. И это то, что всегда было во мне, то чем я всегда хотел заниматься.

А какие дизайнеры тебе нравятся самому?
— Мне очень нравится Аззедин Алайя и Джамбаттиста Валли. Моим идолом был Жан-Поль Готье, мне повезло пообщаться с ним, и я хочу сказать, что не ошибался насчет его доброты и дружелюбности.

А какие мужские дизайнеры тебе нравятся? И что ты сам носишь?
— Мне очень нравится Том Форд, он великолепен. Это элегантность и шик. Так же мне повезло поработать с дизайнером Бангкока, который выпускает локальную марку Fri27nov. Он делает особенные и очень удивительные вещи. На мне скинни джинсы Cheap Monday, марка которую я обожаю. И скинни джинсы я тоже очень люблю. Также на мне свитер Versace. А мои кроссовки это Reebok. Ну и моё кольцо это VIJParis. Я безумно люблю VIJParis. Мне также очень нравится Эди Слиман.

Чем ты вдохновился для своей последней коллекции?
— Я думал о Bloody Madone, это не имеет ничего общего с певицей (улыбается) и Кровавой Мэри. Я задумался об иконе в религии и легенде о кровавой Мэри. Мы немного меланхоличны  в Париже, и это тоже на меня подействовало. Также Кровавая Мэри это коктейль который был создан в баре Хэмингуэй в Ритце в Париже, и я представлял себе что надела бы женщина Хэмингуэя в Ритц в то время. А также есть легенда о Кровавой Мэри которая появляется в зеркалах и убивает людей. И я представлял девушку немного винтажную, классическую, очень светскую, ну и также как и во всех моих коллекциях гламурную, а в этой и немного олд-скульную.

465a7853

Кто твоя клиентка? Какая она, девушка в Christophe Guillarmé?
— Это достаточно гламурная девушка, которая любит стоящие вещи, потому что несмотря на то, что я не делаю платья haute couture (прим. редактора -к платьям и дизайнерам haute couture есть список требований, который они должны удовлетворить для того, чтобы официально считаться высокой модой) я стараюсь соответсвовать качеством именно этому уровню. Сейчас очень просто сделать вещи спустя рукава, намного интереснее делать качественные вещи и намного сложнее. Мы делаем особенные вещи для элегантных девушек, девушек с классом во всем мире.
Кстати здесь у меня была встреча с Эмпориумом. Скрестим пальцы. (Смеется).

Какие знаменитости одевали твои платья. Я знаю про Викторию Боню. Расскажи кого еще ты одевал?
— Да, с Викторией я знаком через мою давнюю подругу Хофит Голан (Hofit Golan, это светская львица в Лондоне, которая бывает на всех красных ковровых дорожках во всём мире. И однажды она мне сказала, что познакомит меня с подругой из России, я не слышал о ней до этого, и ее нужно одеть на Каннский фестиваль, мы с ней сдружились сразу и после ее уже много куда одевал, например, на вечер фонда Ди Каприо.
Также я одевал Жюли Гайе (киноактриса и кинопродюсер). Это прямо долгая история, так как после истории со скутером (прим. релактора — президента Франсуа Олланда запечатлели подъезжающим на мотороллере к дому Жюли) она стала главной звездой, а я ее одевал до этого. Но некоторые издания опубликовали ее стиль и там было моё платье, которое она одевала  до всей этой истории. Еще у меня есть подруга Виктория Сильвстедт (шведская модель), которую я одеваю уже около 10 лет.
Еще мне повезло одевать Пэрис Хилтон, и я представлял себе ее совсем другой, постоянно на частных самолетах, с высоким самомнением, а она оказалась очень милой, доброй, возвращала все платья вовремя и беспокоилась о том всё ли с ними нормально, дошли ли они до меня.

Какую знаменитость ты хотел бы одеть?
— Холли Берри, она первая темнокожая актриса в истории, получившая Оскар за главную роль. У нее есть какая-то немного дикая, неукрощенная сторона, и при этом, она очень утонченная. Я обожаю ее с короткими волосами. У нее есть какая-то невероятно-потрясающая аура.

Кто-то еще?
— Ммм, хороший вопрос. Хотелось бы одеть еще Марион Котийяр, Диану Крюгер. Но сейчас есть проблема того, что Марион лицо Dior, и это общая проблема сейчас, что большая часть актрис имеют контракты с домами мод и представляют именно их.

Твоей марке уже 17 лет, ты был достаточно молод когда основал её. Расскажи немного об этом.
— Да, она с 1999 года, мне был 21 год. Мне повезло с тем, что это было начало 2000ых годов, и я делал в начале ошибки, но тогда это было легче, это сейчас есть instagram и везде интернет, мне было в этом плане легче, это сейчас мои ошибки сразу бы заметили, а тогда я мог и учиться на них. Сейчас уже их делать нельзя.

А до этого, работал ли ты у каких-то других дизайнеров? Ведь многие так начинают.
— Да, я работал у Кастельбажака (Жан-Шарль Кастельбажак). Я работал в сервисе пиара и маркетинга, и я тогда очень многому научился, что мне помогло позже. Также я немного работал с Дидже Кайек (Dice Kayek) — это турецкий дизайнер.
Это интересно и приятно, что сейчас мои платья продаются в тех же местах, что и их наряды.

Хотел бы приехать сюда снова?
— Да, надеюсь так и будет. Мне очень понравилось здесь и надеюсь что снова появлюсь тут. Я не ожидал такого уровня от Azerbaijan Fashion Week, но все организовано просто прекрасно. Люди все очень приятные, очень стильные, и очень голодные до моды. И я приятно удивлен.

Спасибо большое за разговор и за показ. Надеюсь увидеть тебя снова на следующей неделе моды Azerbaijan Fashion Week.
— Тебе спасибо. Тоже на это надеюсь.

Также хотели бы рассказать нашим читателям, что платья от Chriophe Guillarmé стоят в среднем в пределах 600-1500 евро.

465a7873