5 мая в широкий прокат вышел художественный фильм “İçəri Şəhər” (“Внутренний город”) талантливого Азербайджанского режиссера Ильгара Сафата. Картина, снятая по заказу министерства культуры и туризма Азербайджана на киностудии “Азербайджанфильм” имени Джафара Джаббарлы, повествует о любви молодой девушки и ветерана Карабахской войны. Главные роли в фильме сыграли Тахмина Рафаэлла, Эльмира Шабанова, Фирдовси Атакишиев и Мехрибан Заки. Стоит отметить, что Тахмина Рафаэлла также является автором идеи “Внутреннего города”.  

Я не мог обойти стороной выход данного фильма в широкий прокат и решил побеседовать с режиссером фильма Ильгаром Сафатом, снявшим до этого фильм — “Sahə” (“Участок”) и один из эпизодов киноальманаха “Баку, я люблю тебя”  

Закрытый показ фильма состоялся в начале марта, почему именно сейчас вы решили запустить фильм в прокат?  

Весенний сезон всегда считался наиболее благоприятным в кино среде, плюс наш фильм повествует о любви. А когда, как не весной, показать нашим зрителям романтическую историю с сильными эмоциональными связями между персонажами картины.  

После проката фильм останется у вас на полке, или есть планы на показ в рамках фестивалей? 

Сейчас я немного переключился на постановку спектакля (спектакль “Казанова: Уроки любви”, поставленный на сцене Азербайджанского государственного русского драматического театра имени Самеда Вургуна — прим. редактора) и как только закончу с театром, сразу же займусь показами данного фильма в рамках тех или иных фестивалей. Тем более, сюжет фильма благоволит этому.  

Однако, для меня намного важнее, чтобы наши зрители увидели данную картину. Ведь очень часто бывает так, что фильм отвозишь на различные фестивали, его видят и узнают за рубежом, но в Баку с ним мало кто бывает знаком. Это очень удручающий фактор, ведь фильмы снимаются здесь в Азербайджане, с эмоциями, в большинстве своём, близкими нашим людям. И все мои предыдущие работы прошли на местном рынке вскользь, ведь в тот момент когда я выпустил фильм “Участок”, в городе был всего один кинотеатр “Азербайджан”, выделивший нам всего неделю проката и не разрешивший повесить плакат на видном месте, так как все было уже занято голливудскими блокбастерами.  

И когда в единственном, на тот момент, кинотеатре тебе не давали нормальной возможности показать фильм, ты задавался вопросом: «Зачем я его снимал?”. Ведь съемки проходили в тяжелейших условиях, два года жизни было потрачено на работу, на десятках фестивалей его увидели зрители со всего мира, а тут его даже не хотели показывать.  

Но, сейчас ситуация намного улучшилась, появилось достаточное количество экранов, кинотеатры сами заинтересованы в локальных фильмах и активно промотируют их. Все это позволяет более широкой аудитории ознакомиться с твоими работами. Очень радует данная тенденция оздоровления, однако хотелось бы более быстрого темпа развития, так как есть столько историй, которые хочется рассказать, и так мало времени.

Идея фильма принадлежит Тахмине. На каком этапе она обратилась к вам и насколько был готов сценарий?  

Это был первый вариант сценария, который в дальнейшем был немного доработан с усилением тех или иных моментов, однако стержневая идея осталась неизменной. И именно данная фабула фильма, заложенная Тахминой, зацепила меня.  

После этого, сценарий дорабатывался на протяжении трех месяцев, и порядка двух месяцев заняла режиссерская обработка фильма, включающая раскадровку и другие технические моменты. Затем, всего лишь на протяжении месяца, была совершена подготовка к съемкам (поиск локаций, набор актеров и др.). Однако, опережение процесса обработки режиссерской версии позволило снять фильм в кратчайшие сроки, а именно, за тридцать три съемочных дня.  

В фильме есть частичка души Тахмины, частичка меня и поэтому я считаю это нашим совместным детищем, близким, в эмоциональном плане, нам обоим. Ведь эмоции — это лейтмотив данного фильма!  

С какими проблемами сталкивается режиссер, снимая фильм в Азербайджане?  

Просто снять фильм с имеющейся техникой не составляет особых трудностей, однако, снять на том качественном уровне, на котором мы заявляем и пытаемся поддерживать, очень тяжело. Ибо не развито производство, инфраструктура и приходится выкручиваться прямо на месте. Но, тем не менее, моим основным принципом является необходимость поддержания профессионального уровня, и тем самым приучать зрителя не просто к отечественному, а к качественному местному кинематографу. Ведь именно по нашим фильмам, в большинстве своем, судят о нас, как стране!  

В целом, съемки фильма — это достаточно сложный процесс. Ведь каждый съемочный день — это десять-четырнадцать часов нахождения в котле с проблемами. Не зря существует понятие, что профессия режиссера это постоянный поиск выхода из тех или иных ситуаций.  

Вся команда, работающая над фильмом, состоит из местных специалистов, кроме оператора-постановщика. Почему?  

Итальянец Лука Коассин (являющийся учеником Джузеппе Ротунно, снимавшим почти все фильмы Феллини) мой давний друг, с которым я познакомился на фестивале, когда презентовал фильм “Участок”. Мне понравились его работы и профессиональный уровень. И я не уверен, что будь кто либо другой успел бы я снять данный фильм в такие сжатые сроки.  

Изначально я планировал снять один-два эпизода одним кадром, однако поджимающие сроки заставили нас снять целых шесть. И все это было бы невозможно без опыта Луки. Ведь приходилось прямо на месте менять все декорации и снимать все быстро, чтобы потом переставлять все и переходить к другой сцене. Однако, конечный результат устроил нас обоих и есть даже кадры, которыми я профессионально горжусь.

Какие фильмы мирового кинематографа, снятые за последние год или два, произвели на вас особое впечатление?  

Это две работы мексиканского режиссера Алехандро Гонсалеса Инъяриту — “Бёрдмен” и “Выживший”. Они очень близки мне, и самое интересное, как я рассказал уже, мы снимали эпизоды нашего фильма одним кадром и параллельно в это время вышел фильм “Бёрдмен”, где также была симуляция съемок одним кадром. Хотя, с профессиональной точки зрения могу сказать, что там не все было снято так, были большие куски, которые он мастерски заделывал в дальнейшем. Эта технология известна еще со времен Хичкока, плюс у них было три месяца только на репетирование, что в наших условиях на данный момент, к сожалению, невозможно. 

Планы на будущее? 

Скоро, вот, закончится моя театральная постановка, потом займусь показом фильма “Внутренний город” на фестивалях. А так, на разных стадиях готовности у меня находятся четыре сценария, для которых я постоянно ищу финансирование и возможность оживить их на экране.

А как вы решаете, какой из четырех сценариев вы экранизируете первым?  

Поскольку я давно нахожусь в сфере кинематографа и, как говорится, ни одну собаку съел на этом, то знаю что, в конечном итоге, все всегда упирается в бюджет. У меня, например, есть один из первых написанных мною сценариев, который был опубликован в Москве и является достаточно известным там, но который требует ни одного миллиона вложений. Я понимаю, что на данный момент это неосуществимо, поэтому в дальнейшем я уже стал писать изначально выполнимые в наших реалиях проекты. Ведь кино — это такая сфера, где без денег нечего делать!  

Вообще, в кино всегда приходят фанатики, которые не представляют своей жизни без этого, тратят свое время, энергию, жизнь, на создание тех или иных историй. Как говорил Тарковский “Кино — это уничтожающее искусство”. И нельзя сравнивать нашу работу с коллегами из Голливуда, где на каждом этапе режиссеры получают определенные гонорары и затем могут долгое время не творить. Здесь это больше вложение всего себя в процесс и создание фильма. Дальше, как сложится судьба ты никогда не знаешь. “Участок”, например, очень тепло был принят в мире и получил ни одну награду. Надеюсь, что и “Внутренний город” будет также тепло принят не только в мире, но и у нас.  

“Внутренний город” — фильм, рассказывающий историю молодой девушки Арзу, влюбленной в ветерана Карабахской войны намного старше её. Выдержат ли их чувства социальный натиск и найдут ли они выход из своего “внутреннего города”, можно узнать, посмотрев картину уже сейчас в кинотеатрах страны.  

Да пребудут с нами отличные фильмы! 

Текст: Руфат Зейналов

Фото: Джек Гасанов